Сергей Никитин (sergius1971) wrote,
Сергей Никитин
sergius1971

Categories:

Абел Аганбегян о минусах экономической политики российского руководства

   Во-первых, крайне плохо, если кризис начинается во время высокой инфляции, потому что тогда он перерастает в стагфляцию. Хуже может быть только гиперинфляция. Поэтому выход из кризиса для нас будет исключительно мучительный. Вообще во всех странах падают цены, понижаются процентные ставки. Мы же за десять лет не смогли подавить инфляцию. Это просто позор. Основная причина высокой инфляции — рост доходов бюджета выше всякой меры. Эти доходы в последние годы росли по 35%. И, конечно, у нас огромная монополизация. Фактически отсутствует эффективный антимонопольный контроль. Цены на нефть упали до уровня 2004 года, когда бензин стоил в два раза дешевле, а сейчас он снизился в цене только на 20%. Авиабилеты подорожали, хотя стоимость полетов уменьшилась.
    Вторая наша слабость — «короткие» деньги. «Длинных» денег у нас нет. Поэтому только российский фондовый рынок обрушился в 5 раз, в то время как в США и в других странах снижение составило 2 раза. Нам сейчас необходимо побороть монополистические тенденции, что требует очень большой жесткости и мобилизации правоохранительных органов, увольнение руководителей монополий. Но я не думаю, что правительство на это пойдет. Не потому, что оно слабое. Мы просто до конца не понимаем, в какую дыру мы залезли и как будем выходить из стагфляции.
    И третье. Нельзя встречать кризис с огромной задолженностью перед иностранцами. На настоящий момент долг банков, предприятий и организаций иностранным инвесторам составляет более 500 млрд долларов, из которых более половины долга падало на «Газпром», «Роснефть» и другие госструктуры. Самое интересное, что при этом у нас без дела лежали 600 млрд золотовалютных резервов. Размещая их в ценных бумагах, мы получали 3% годовых, тогда как кредиты наши предприятия брали под 7—8%. Не лучше ли было резервные деньги дать им под 6%? И контролировать все-таки эти долги. Так было бы выгоднее государству и долгов было бы меньше.

— А в чем заключается ключевая ошибка экономической политики «тучных лет»?
Мы не диверсифицировали экономику. Мы сидели на «нефтегазовой игле» и имели от этого преимущества, пока цены росли. Но когда цены упали, мы оказались заложниками нашей однобокой экономики. Мы развивались и шиковали десять лет. С 2000 года мы получили 2 трлн долларов только по экспорту. Да за эти деньги можно было построить новое государство. Мы же не создали современную нефтехимию и современную лесопереработку, где имели лучшие условия в мире, не развили электромашиностроения, которое могло бы быть нашей крупной отраслью, по жилищному и инфраструктурному строительству не достигли уровня 1989 года и, наконец, не обновили в большинстве отраслей технологическую базу, безнадежно устаревшие фонды, оставшись с оборудованием со средним сроком работы около 18 лет вместо 7—8 по-нормальному. Я уже не говорю о развитии инновационных отраслей, которое мы начали в последние 2—3 года, а не 10 лет назад, как надо было бы.
Самое плохое, что может быть в развитии, — это потерять время. Все остальное можно вернуть. И вот мы потеряли многие годы, за которые могли модернизировать все хозяйство.
    Сейчас острая стадия для проведения реформ. С моей точки зрения, надо максимально снизить инфляцию. У нас есть для этого хорошие условия. Упали оптовые цены, не растут бюджетные расходы, не растет объем банковских кредитов, валюта не приходит, Центробанк не печатает деньги. Во-вторых, раз повысился курс доллара и евро, соответственно, импортные цены также повышаются на 30—40%, а реальные доходы снизились на 8—10%, значит, люди не могут покупать импортные товары по повышенным ценам. Импорт сокращается — пока он сократился более чем на 20%, но я считаю, что в дальнейшем его уменьшение составит 30—40%. Значит, освободятся ниши, которые смогут занять наши товары. Но в условиях кризиса у наших импортозамещающих предприятий не хватит для этого средств. Поэтому правительству надо бы помочь наиболее значимым импортозамещающим предприятиям через государственные банки, дать им налоговые каникулы года на два-три, хотя бы частично, ликвидировать таможенные пошлины на важные для них товары. Девальвация рубля значительно повысила прибыльность экспорта, и государство могло бы стимулировать экспортные предприятия, особенно поставляющие готовые товары и услуги на мировой рынок, предоставив им эффективные кредиты, налоговые и таможенные льготы.
Оживление импортозамещающих и экспортных предприятий позволит «раскрутить» экономику и облегчить ее выход из кризиса.

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/030/10.html

Спасибо xazzar за наводку.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments